АТОМЫ И ПУСТОТА - Конспект Список литературы. Данные о страницах

^ АТОМЫ И ПУСТОТА

Демокрит (ок 460-370 гг. до н. э.) – Древнегреческий материалист. Родом из Абдеры В. И Ленин называл Демокрита великим   выразителем   материализма  в  древности., У Маркс - «первым энциклопедическим умом среди

греков».

==18


Главная заслуга Демокрита состоит в том, что он разработал атомистическую теорию строения материи. Мир, учил Демокрит, состоит из атомов — материальных неделимых частиц, и пустоты, в которой эти атомы движутся. Атомы вечны, они никем не созданы и никогда не исчезают. Движущиеся атомы сцепляются при помощи крючков и образуют различные предметы, которые мы постигаем с помощью органов чувств. Сам человек состоит из атомов. Все в мире имеет свою естественную причину, все совершается по необходимости, без вмешательства богов.

Сочинения Демокрита утеряны. Сохранилось лишь несколько фрагментов.

 

Шел суд...

Обвинение гласило:  Демокрит преступил законы государства. Побуждаемый пагубной страстью к путешествиям, истратил все свое достояние, полученное в наследство от отца, нанес ущерб родному городу, его гражданам, употребив богатство не на благо им, но лишь на удовлетворение своей пустой страсти.

Демокрит был одним из трех сыновей Дамасиппа, очень богатого человека. Дамасипп оставил сыновьям огромное наследство, состоявшее из земель, кораблей, богатой утвари, драгоценностей и денег. Демокрит отказался от владения землей и кораблями, взял свою долю наследства деньгами, которые решил истратить на путешествия. Первым делом он отправился в Египет, где усердно изучал геометрию, египетскую религию и историю. Затем он посетил Эфиопию. Из Эфиопии отплыл в Финикию, а из Финикии отправился в Вавилон. Здесь он изучал астрономию, алгебру и клинопись. Из Вавилона путь Демокрита лежал в Персию, из Персии он возвратился на родину, в Абдеру

2*                                                               .

==19


. Все деньги были им истрачены. Впрочем, последнее мало угнетало его. У него не было денег, зато он с гордостью говорил: «Из всех моих современников никто не обошел столь много земель, производя столько исследований, наблюдая климат и природу, и никто не учился у столь многих мудрецов».

Брат Дамас поселил Демокрита в небольшом домике на окраине города. Увлеченный размышлениями и научными трудами, он забросил хозяйство: пропал без присмотра  виноградник и сад, усадьба поросла диким кустарником и чертополохом, на ней бродил скот. По законам страны это считалось преступлением.

Виновник лишался всех политических и гражданских прав и изгонялся из государства. Непроизводительная растрата наследства также считалась серьезным преступлением, которое служило основанием для обвинения нерадивого наследника в безумии. К тому же Демокрит часто высмеивал нравы своих сограждан, чем возбудил среди них недовольство. А так как сикофантом, или обвинителем, в Абдере мог выступать любой гражданин, то Демокрит вскоре был вызван в суд.

— Этот человек, сын Дамасиппа,  поступил как вор, — говорил обвинитель. — Он унес из дому все ценности своей семьи и истратил их не с согражданами, не с вами, абдериты, а с чужестранцами. И ровно настолько мы стали беднее, насколько богаче стали чужеземцы, быть может, наши враги. Так что не только подобно вору поступил этот человек, но и подобно предателю, перебежавшему в стан врага с оружием, которое вручил ему родной город. Вот в чем тяжкая вина его, абдериты, вот в чем вина твоя, Демокрит.

Обвинение было не из редких. И прежде не раз

 

^ К оглавлению

==20


случалось, что суд разбирал подобные дела. Но то были преступления, совершенные  торговцами, владельцами земель, кораблей. А этот, Демокрит, говорят, занимался философией. Поэтому абдеритов, желавших попасть в здание суда, было в тот день больше, чем мест в зале.

Все с нетерпением ждали  защитительной речи Демокрита, прослывшего среди своих друзей мудрым и многознающим. И вот он встал, обвел спокойным взором присутствующих.

— Да, я истратил  большую часть наследства, оставленного мне  отцом,  путешествуя по Египту, Эфиопии, Вавилонии, Персии. И в этом я виновен, граждане Абдеры, — сказал Демокрит.

Гул разочарования пронесся по залу. Не этих слов ждали от Демокрита его соотечественники. Так мог сказать кто угодно. Но разве пристало мудрецу сдаваться без боя? Да и мудрец ли он после этого? Тот, кто признал себя виновным, — виновен, кто признал себя немудрым, — всегда был им. Абдериты, оставшиеся за стенами суда, стали смеяться над ним, искушенные же в судебных делах — называть глупцом.

— Но можно уйти с дротиком в стан врага, абдериты, а вернуться с мечом! — громко сказал Демокрит. — Метнувший дротик остается безоружным, но кто крепко держит в руке меч, тот непобедим.

И тогда стало тихо.

— Как летящую стрелу не остановить ни заклинаниями, ни золотом всего мира, так же не остановить, не преградить дорогу истине, ведущей нас к цели. Стрела движется силою,   которую дала ей тетива, истина — знанием. Стрела повергает к нашим ногам врагов, истина — весь мир, абдериты! Ради этих знаний не жаль ни серебра, ни золота. Бояться же, что

 

==21


враги используют их против нас, совсем неразумно. Мои богатства рассеяны среди огромного мира. Взамен их я привез бесценный клад знаний.

И если вы собираетесь судить меня по справедливости, абдериты, то теперь вам надо оценить то, что я истратил, и то, что я приобрел, сравнить то и другое, посмотреть, какая чаша весов перетянет: та ли, на которой истраченные деньги и, стало быть, моя вина, или та, на которую я брошу приобретенные путем поисков и размышлений знания и, стало быть, мою заслугу перед вами. Если первая — назначьте наказание, если вторая — определите награду, ибо я

беден.

— Это всего лишь красивые слова, — стали шуметь абдериты. — Все мы умеем ценить знания, но где те, которые привез нам Демокрит?

— Он может ввести всех в заблуждение, изложив лишь взгляды своего учителя Левкиппа!

Никто из присутствующих в зале не имел права прерывать вопросом или репликой речь Демокрита. Но этот запрет не распространялся на стоящих за окнами. И хотя их оттеснили подальше на площадь, они продолжали шуметь.

— Вы слышали, он обещает нам счастье! Уж не то ли счастье, которое проповедует афинянин Сократ, призывая всех к нищете? Скажи, Демокрит!

— Нет, я нашел, что человек должен жить в удовольствии, согласуясь с собственной природой. Наши чувства — лучшие советчики. Те из чувств, которые доставляют нам наслаждение, должны служить критерием добра. А те, что вызывают страдания, — критерием зла. Но следует отказываться от всякого наслаждения, которое неполезно.  И если перейдешь меру в наслаждениях, то самое приятное станет неприятным. Я нашел, абдериты, что те, кто наподобие

 

==22


червей, ползающих в грязи, проводят жизнь в удовольствиях и роскоши, суть люди свиноподобные. Цель жизни — хорошее расположение духа. Оно достигается умеренностью в наслаждениях, умением владеть собой так, чтобы за удовольствиями не следовали с неизбежностью страдания. Нужно уметь быть счастливыми, абдериты!  Уметь предупредить страдания разумным размышлением, изгонять страдания души, если они уж постигли нас, разумом. Меру знают разумные!

— А что будет потом с душой, Демокрит? — крикнул кто-то за окном.

— С душой ничего не будет. Она хоть и вечна, потому что принадлежит всему и существует вместе со всем, есть не более как совокупность атомов огня. И то, чему принадлежит больше души, — более живое, а то, в чем содержится меньше атомов огня, этих круглых, гладких и мелких неделимых частиц, — то менее живое. Человек отчасти состоит из атомов, которые он получает из воздуха вместе с дыханием. .Они равномерно распределены в нем. И когда движутся Стройно, гармонично — человек мыслит. Когда мы теряем большую часть этих атомов, перестаем дышать, наступает то, что мы называем смертью. Атомы же рассеиваются, становятся достоянием других людей и вещей и не несут в себе никакого воспоминания о том человеке, в котором пребывали прежде.

Люди без помощи богов, абдериты, без помощи героев, а лишь с помощью своих рук, ума и сообразительности добиваются того, чего хотят. Нужда — вот подлинная учительница жизни. Да еще умение подражать животным. У паука мы научились ткацкому ремеслу, у ласточки — умению строить жилище, у соловья — искусству пения. Мы ни перед кем не ответственны

 

==23


из высших, ибо боги, превосходящие нас лишь силой, красотой и продолжительностью жизни, хоть и даруют нам многое, но не казнят.

— А боги — тоже из атомов? — спросил кто-то.

— Все состоит из. атомов, которые в пустоте мира несутся во всех направлениях, сталкиваются в вихре и дают начало всему. Великая пустота и атомы — это крайние сущности. Из них все: и зеркало, и храм, и голубь, и человек, и все, чему есть название. И вот истина — все состоит из атомов и пустоты. А кто пытается, подобно Сократу, следовать за химерами, ничего не находит. И нет чуда, абдериты! Только трудами, знаниями  и находчивостью могуч народ. А те, что темны, лишь прозябают в ожидании чуда. Идол чуда, идол случайности выдуман людьми лишь для того, чтобы прикрыть им свое невежество. Да и все сверхъестественное — из страха перед непонятным. Я же утверждаю, что всему есть причина.

— И тому, что лекарю Феодору орел сбросил на лысину черепаху? — крикнул кто-то.

— И тому, что лекарю Феодору орел сбросил на лысину черепаху, — ответил Демокрит,  знавший Феодора. — Ведь орлы имеют обыкновение разбивать черепах о гладкие камни. Лысина Феодора могла показаться орлу таким камнем. Но почему в том месте оказался Феодор? Он искал там травы для своих лекарств. Действиям орла есть причина. Есть причина и действиям Феодора. И эти две причины сошлись с необходимостью. Но жив ли Феодор? — спросил Демокрит.

— Жив.

— Я кончаю свою защитительную речь. Из слов моих вы могли убедиться, что знания, добытые мной, избавляют нас от страха перед случайностями и чудесами. Они избавляют нашу душу от мук незнания

 

==24


истинных причин и сущностей всего происходящего и зримого.

В доказательство того, что я принес вам эти знания, отдаю на ваш суд мое произведение — результат долгих поисков и исследований, проведенных мною в других странах и здесь, на досуге. Вы найдете в нем новые сведения из математики, медицины, астрономии, из учений о прекрасном, справедливом и необходимом для государства. Я назвал мое сочинение «Великий Мирострой». Положите его на чашу весов, когда будете решать мою участь...

     * *

Историки свидетельствуют, что Демокрит был оправдан судом благодаря тому,  что прочел перед судьями свою книгу «Великий Мирострой». Судьи пришли к заключению, что растраченное философом богатство искупается тем богатством, которое он приобрел для себя и для своих сограждан, изучая науки в других .государствах.

 

==25




00.htm - glava03

^ КРОМЕ БОГА И ФИЛОСОФОВ

Сократ (469—399 гг. до н. э.) — древнегреческий философ-идеалист. Он родился в Афинах. Его отец Софроникс был скульптором, мать Фенарета — повивальной бабкой. Сократ, по свидетельству историков, сам изваял несколько статуй граций, которые были

 

==26


помещены в Афинский Акрополь. Он прослыл среди своих сограждан всесторонне образованным человеком и храбрым воином, участвовал в трех кампаниях Пелопоннесской войны. В разное время Сократ занимал в Афинах различные гражданские должности. Но главным и любимым его занятием были философские беседы, в которые он охотно вступал на улицах и площадях, в гимнасиях, где афиняне занимались спортом. На 70-м году жизни Сократ был привлечен к суду по обвинению в том, что не признавал богов, которых почитали афиняне, и развращал своими беседами молодежь. Он был признан виновным и приговорен к смертной казни.

Философских трудов Сократ не писал. О философии и жизни Сократа нам известно из сочинений его учеников — Платона и Ксенофонта.

Горькая усмешка не сходила с губ старого философа. Он-то знал истинную причину ненависти, которую возбудил в Мелете, и Аните, и Ликоне, предъявивших ему обвинение. Мелет — один из тех, кто считает себя мудрым и хочет учить других. Он обиделся из-за поэтов, своих друзей, таких же недалеких, как и ок. Анит обиделся из-за ремесленников, возомнивших себя способными управлять делами государства, а Ликон — из-за ораторов. Афинами должны управлять не поэты, ремесленники и торговцы, а избранные...

Они были в зале; его друг и сверстник Критон с сыном Критобулом, его ученик Платон с племянником Адимантом, братья Аполлодор и Аэнтодор — аристократы, мудрецы, достойные служители истины. Такие, как они, должны управлять республикой...

До того, как Анит, Ликон и Мелет подали судебную

 

==27


жалобу на Сократа, его приблизительно в том же обвинил в своей комедии «Облака» Аристофан.

Стрепсиада,  рассказывается в комедии, честного афинского   гражданина,   едва   не разорил сын, дурно воспитанный матерью и дядей. Желая избавиться от наседавших на него по вине сына кредиторов, Стрепсиад обращается за советом к Сократу. Сократ обучает его науке опровергать всякие доводы, чем успешно и пользуется затем Стрепсиад в борьбе с кредиторами. Видя, что наука Сократа принесла такие плоды, он посылает к философу своего непутевого сына. Тот усердно усваивает мудрость Сократа, но, возвратившись домой, избивает отца, действуя в соответствии с методом Сократа. Комедия заканчивается тем, что Стрепсиад проклинает Сократа и поджигает его дом.

По мнению Аристофана,  Сократ виноват в том, что его метод определения добра и зла опирается всегда на совесть отдельного человека. Таким образом, злой человек всегда  имеет возможность оправдать зло (что и делал сын Стрепсиада), как и добрый — добро. Личная совесть, считал Аристофан, — плохое основание для нравственности.

Прежде чем принять какое-то решение как в частной, так и в государственной жизни, афиняне обращались не к своей совести, а к богам. Богами, полагали греки, установлены их законы, богами же освящены и традиции. К богам можно было обращаться через оракулов. Ответственность за принятое решение, таким образом, ложилась на богов, а не на человека.

Сократ же, по существу, заявил, что бог — это душа человека, его разум и совесть. Следовательно, познаваемые афинянами законы   становились если не ложными, то, во всяком случае, необязательными

 

==28


для исполнения. Человек взял на себя право принимать независимые от богов решения. Сократ не признавал тех богов, которым поклонялись афиняне, хотя в обычной жизни, как свидетельствует Ксенофонт, «никто никогда не видел, чтобы Сократ делал нечто безбожное или несвятое, и никто никогда не слышал, чтобы он говорил подобное...».

Конечно, афиняне допускали, что боги могут давать советы людям любыми способами, потому что боги всемогущи. Боги, очевидно, могут вещать и через Сократа, но почему они удостоили такой чести именно его? Ведь он обыкновенный гражданин, не более. Он верит только в собственного бога, но это не бог афинян. Значит, Сократ безбожник.

Сократ пытался опровергнуть на суде это обвинение с помощью такого умозаключения: Боги происходят только от богов.

Человек, признающий какого-либо одного бога, с неизбежностью должен признавать и других богов, от которых этот его бог произошел.

Он, Сократ, - признавая одного бога, признает и тех богов, которых почитают афиняне.

Суд не нашел эти доводы убедительными.

Второй пункт обвинения гласил, что Сократ развращает молодежь. Этот пункт главным образом поддерживал Анит. У Анита был сын, одаренный юноша, которого отец хотел приучить к ремеслу кожевника. Сократ однажды посоветовал Аниту дать сыну воспитание, достойное свободного человека. Он сказал еще, что его сына одолеют дурные страсти, если Анит не найдет для него мудрого воспитателя. Последнее предсказание вскоре сбылось:  сын Анита, не удовлетворенный своим положением кожевника, предался пьянству и стал дурным человеком.

Итак, Сократ выступал против двух незыблемых

 

==29


основ афинского государства:   он ниспровергал его нравственные законы и религию, вводя нового бога и произвол в принятии решений.

Два сосуда стояли на возвышении перед присяжными. В один из них бросали камешки за обвинение, в другой — за оправдание. В первом сосуде камешков оказалось больше, чем во втором.

Мелет потребовал для Сократа смертной казни. Судьи ждали, что скажет философ. Им вменялось в обязанность выбрать между требованиями двух сторон.

Сократ сказал: — Если я должен по справедливости оценить мои заслуги, то вот к чему я присуждаю себя — к обеду

в Пританее.

Это было верхом дерзости и бесстыдства, верхом высокомерия. Никто еще не осмеливался сказать в суде такое. Публика, допущенная в зал, зашумела от возмущения: обед в Пританее за счет полиса? Вместе с государственными мужами, иностранными послами и почетными гражданами великих Афин?

Поистине он выжил из ума, этот босоногий старец, если перед угрозой смерти лишь дразнит судей. Судьи переглянулись, нахмурили брови.

— Не шумите, афиняне! Послушаем, что он скажет еще.

— Или обед в Пританее, — повторил Сократ, — или умереть и избавиться от хлопот.

Смертный приговор был вынесен большинством в восемьдесят голосов.

Гелиасты, афинские судьи, признав Сократа виновным, не нарушили законов.  Сократ заслуживал наказания. Но какого? Обвиняемому согласно законам Афинского полиса предоставлялось право самому выбрать для себя наказание. Сократу предложено

 

^ К оглавлению

==30


было выбрать одно из двух: либо изгнание, либо денежный штраф. Выбор наказания означал еще и то, что осужденный признавал себя виновным. Такое признание, как правило, влекло за собой смягчение наказания. Непризнание же себя виновным означало для осужденного смерть.

— Избегнуть смерти нетрудно, афиняне, — сказал Сократ, когда ему предоставили последнее слово, — гораздо труднее — избегнуть нравственной порчи: она настигает стремительней смерти. И меня, человека медлительного и старого, догнала та, что настигает не так стремительно, а моих обвинителей, людей сильных и проворных, та, что бежит быстрее, — нравственная порча. Я ухожу отсюда приговоренный вами к смерти, а они уходят уличенные правдою в злодействе и несправедливости. Итак, смерть. Она означает одно из двух: либо стать ничем, либо переселиться из здешних мест в другие. Если первое, то это все равно что сон, когда спишь так, что даже ничего не видишь во сне, и все время покажется не дольше одной ночи. Если второе, то нет ничего лучше. Ведь там, в Аиде, царстве умерших, пребывают вечно Орфей, Мусей, Гесиод, Гомер и еще множество великих мужей и жен. Беседовать с ними — несказанное блаженство. И уж там-то за мудрость не казнят. Там все бессмертны.

Пора уходить: мне — чтобы умереть, вам — чтобы жить. А кто из нас идет на лучшее, это никому не ведомо, кроме бога и философов.

Да, кроме бога и истинных философов, которые, говорил Сократ, заняты, по сути, только одним — умиранием и смертью. Да, философы желают и заслуживают смерти, ибо душа соприкасается с истиной лишь тогда, когда ее ничего не тревожит. Тогда

 

==31


ей открывается прекрасное само по себе, справедливое само по себе — божественный и вечный мир идей, подлинное бытие, освобожденное от тленных и преходящих оболочек телесного, вещественного.

Об этом знает бог и он, Сократ. И потому он не боится смерти. Мужество дано ему высшим разумением.

...Когда это было? Давно, потому что осталось лишь предание о Tecee и Минотавре, которому афиняне должны ежегодно приносить в жертву семерых юношей и семерых девушек. Тесей убил Минотавра. С той поры афиняне ежегодно отправляют на Делос священное посольство — таков их обет богу Аполлону.

Закон требует, чтобы в то время, пока корабль находится в плавании,  в Афинах ни один смертный приговор не приводился в исполнение. Жрец Аполлона возложил венок на корму корабля накануне суда над Сократом. Венок из ветвей и листьев лавра — дерева, посвященного Аполлону.

Волею богов, управляющих ветрами, корабль был в плавании тридцать дней.

Каждый день Сократа навещали друзья. Приходили Платон, Критон, Антисфен, Аполлодор, Симмий, Кебет, Эвклид, Аристипп. Эти встречи напоминали те, прежние, когда беседа текла часами и спор не умолкал среди веселья. Но теперь не было веселья, не было вина. Многие украдкой вытирали слезы, глядя на Сократа. Он один бывал весел, шутил, будто не знал, что скоро вернется с Делоса корабль...

Были ночи, когда он спокойно спал. Были ночи, когда не смыкал глаз. Был Сократ человек, не бог. Его терзали сомнения.

А вдруг душа, расставшись с телом, гибнет и уничтожается сама? Вот и Кебет его спрашивал об этом,

==32


и требовал доказательств бессмертия души. А Симмий говорил, что иные сравнивают душу со строем лиры: когда разрушается лира, разрушается и строй...

Погас светильник оттого, что иссякло масло. Свет и тьма противоположны, как жизнь и смерть. Огонь приносит свет, душа приносит жизнь. То, что приносит свет, не может быть тьмою. То, что приносит жизнь, не может умереть.

Критон подошел к тюрьме, едва начало светать. Сторож узнал его и открыл ворота. Критон протянул ему горсть монет. Сторож поклонился, прошептал: — Когда?

— Узнаешь. Молчи.

Критон прошел в камеру. Сократ спал. Критон не стал будить его. Присел на край ложа, наклонился и посмотрел в лицо спящего друга. Оно было спокойно. Прежде Сократ легко переносил всякие невзгоды. Недаром Платон говорит, что у Сократа счастливый характер. Вот он, кажется, даже улыбнулся во сне. Интересно, какие ему теперь видятся сны. А ведь и точно — улыбается. Быть может, ему снится пир у красавца Агафона. Аристодем утверждает, что в тот день он единственный раз в жизни видел Сократа в сандалиях и принаряженным. Быть может, он беседует сейчас с Алквиадом, которого раненым вынес с поля боя при Потидее, прокладывая себе путь мечом. Многие в том походе восхищались его мужеством, а он говорил, что страх одолевает лишь тех, кто любит свое тело, или богатство, или почести. И из этих людей иные, конечно, мужественно встречают смерть, но только из страха перед еще большим злом, чем смерть: из страха перед позором и страданиями. Все, кроме философов, мужественны от боязни...

Сократ открыл глаза и очень удивился, увидев Критона.

3 А. Домбровский      

==33


— Ты что пришел в такое время? — спросил он. — Или уже не так рано?

— Очень рано, — ответил Критон. — Мне по-стариковски не спится, Сократ.

— И давно ты здесь?

— Давно. Не хотел будить тебя.

— С чем ты пришел?

— Сегодня вернется с Делоса корабль...

— Завтра, — возразил Сократ. — Мне снилось, что корабль придет завтра, — он улыбнулся. — Так что у нас еще есть время поговорить.

— Послушай, Сократ, — заговорил Критон, волнуясь. — Есть люди, которые помогут тебе бежать из тюрьмы, деньги, чтобы уплатить им.... Все готово к побегу, мой друг. Нужно только одно — твое согласие. Послушай меня и не отказывайся от спасения. Я не могу лишиться тебя. Мне никогда и нигде больше не найти такого друга, Сократ. К тому же многим из тех, кто плохо знает нас с тобой, может показаться, что я не старался спасти тебя. А что может быть позорнее такой славы? — Критон прикрыл лицо плащом.

— Надо обсудить, следует ли это делать... Прости меня, Критон, и успокойся. Если окажется, что уйти из тюрьмы вопреки воле афинян справедливо, я уйду. Поверь мне. Но если нет, ты не станешь больше уговаривать меня, мой милый Критон, мой добрый друг. Ну, приступим к поиску истины...

Несправедливый поступок есть всегда зло.

Значит, нельзя поступать несправедливо ни в коем случае.

Нельзя отвечать несправедливостью на несправедливость.

Нельзя воздавать злом за зло.

Нет, милый друг Критон, ничего нельзя ставить выше справедливости: ни детей, ни жизни. Если ты

 

==34


станешь переубеждать меня, то будешь говорить напрасно. Впрочем, — улыбнулся Сократ, — если надеешься одолеть меня, говори.

— Мне никогда это не удавалось, — ответил Критон.

Солнце висело над горной грядой, и она притягивала его к своим зубцам, как притягивают железное кольцо магнесийские камни. Надвигался тихий и теплый вечер. И никто не молил великого Зевса о свершении чуда справедливости.  Одна лишь Ксантиппа, жена Сократа, кричала и в отчаянии рвала волосы. Друзья, которые были с ним в этот час, не могли удержать слез.

Солнце уже коснулось краем зубчатой гряды, когда Сократ вышел из комнаты, в которой мылся, и велел женщинам уйти.

— Пусть принесут яд, если уже приготовили его, — сказал он тюремщику. — А если нет, пусть сотрут цикуту. — И стал смотреть в окно.

— Солнце еще не закатилось, Сократ, — сказал Критон. — Зачем ты торопишься? Иные принимали яд затемно, а до того ужинали, пили вволю... Время терпит.

— Смешно, Критон, цепляться за жизнь и дрожать над ее каплями. Пусть принесут яд, друг мой. Вели сделать это.

Критон помедлил, затем вздохнул и кивнул головой рабу, стоявшему у дверей. Раб удалился. Его не было довольно долго. Сократ все стоял у окна, и друзья, подходя по одному, молча обнимали его.

— Вот и нет солнца, — сказал Сократ, и в этот момент в дверях показались двое: раб и тюремщик с чашей в руках. Сократ взял чашу. — Объясни, что делать.


З*

 

==35

 


— Просто выпей. Выпей и ходи. оно подействует само.

Сократ поднес чашу ко рту. Он оглядел друзей с улыбкой и спросил у тюремщика: — Можно ли этим напитком сделать возлияние кому-нибудь из богов?

— Мы стерли ровно столько, Сократ, сколько надо выпить.

— Понимаю. Но молиться богам нужно, чтобы переселение из этого мира в иной было удачным. Я думаю, что тот, кто станет сопровождать мою душу в Аид, уже стоит у дверей. Не следует заставлять его ждать слишком долго. Да будет так, — Сократ медленно выпил яд. Потом стал ходить. А когда ноги отяжелели, подошел к кровати и лег на спину.

— Критон, подойди, — позвал он.

Критон приблизился и опустился на колени.

— Я слушаю тебя, Сократ. Говори, пока можешь.

— Критон, по нашим обычаям выздоравливающие приносят богу врачевания Асклепию петуха. Я думаю, мой друг, что смерть — это исцеление. Так отдайте же за меня петуха Асклепию, не забудьте!

Сократ прикрыл краем плаща лицо...

Спустя некоторое время афиняне раскаялись в том, что осудили Сократа на смерть. Его обвинители были наказаны: одни изгнаны из Афин, другие казнены. Выступление Сократа против старых богов и против существующих нравов отражало начавшееся разложение афинского рабовладельческого государства. Но в историю Сократ вошел как философ глубокого и независимого мышления, стремившийся выносить на беспощадный суд разума любые суждения, на чей бы авторитет они ни опирались. Недаром К. Маркс назвал его олицетворением философии.

 

==36




00.htm - glava04


4186463003529246.html
4186543540463262.html
4186697291994489.html
4186808525760222.html
4187082479366026.html