Мифы о россии - страница 12

^ У КОГО В КАРМАНЕ МОЛОДЕЖЬ?

Молодежная политика и тема молодежи вообще является в России проблемной. С молодежью заигрывают, под нее создают и финансируют целевые программы. Свои молодежные организации пытаются организовать все политические партии.

Столь пристальное внимание понятно и объяснимо. Молодежь идет на смену, биологически сильна и вынослива. Ей нечего терять, поскольку молодые еще ничего не приобрели. Именно поэтому молодежь – активна и протестна, ее легко увлечь пусть антиконституционной, но красивой идеей. Это «молодежное» качество понимали большевики и технологи Майдана. Это прекрасно понимают и те, кто готовится к выборам 2007-2008. Но только по своему…


^ О молодежной политике в России


Закон общества: в каком состоянии находится сегодняшняя молодежь, таким будет выглядеть следующий шаг его развития. Если молодёжь стремится быть самостоятельной, обустраивать жизнь вокруг себя - общество будет свободным, предприимчивым и демократичным. Если молодежь стремиться в космос – жди полета первого космонавта. Молодежь стремиться в криминал – жди появления гангстерских городов. Молодёжь никуда не стремится – страну ничего не ждет, кроме упадка.

Парадокс нынешних отношений российского общества с молодежью состоит в том, что она реально выключена из всех общественных процессов. Посмотрите на образовательные и молодежные программы - они строятся по т. н. «резервистскому принципу». Нас пытаются «упаковать» в резерв: кадровый резерв партий, общественных организаций, бизнес-структур, госслужащих и т.д. Между тем, даже в такой консервативной организации как армия, резервом принято считать давно отслуживших мужчин, а основным составом – молодых солдат.

На наш взгляд это системное недоразумение вызвано, прежде всего, непониманием самой сущности молодежи. Ведь это не просто люди от 16 до 30 лет. Такие люди жили всегда. Как явление молодежь появилась лишь в 20 веке. Это - молодые люди, которые уже не живут в семьях, но еще не начали самостоятельной жизни, не обременены собственностью и семьей и вынужденно оказались вместе в местах массового скопления. В армии, в учебных заведениях, сферах развлечения и проч. Там молодые становятся «молодежью», там выбирают траекторию жизни, приобретает опыт отношений, «путешествует» по учебам, профессиям, учителям, интересным ситуациям и открывает для себя мир.

Еще Троцким была подмечена любопытная особенность молодежи, который мечтал превратить ее в новый негативный класс. Мысль была дерзкой и красивой. Поскольку пролетариат свою роль уже сыграл, он больше не мог быть материалом для социального прогресса. Обществу грозил застой и консервация. Но молодежь - категория не индустриальная. Она естественно и биологически возобновляется, естественно энергична и постоянно хочет каких-то перемен. Это не резерв, а авангард! По мнению Льва Давидовича, молодежь должна была стать идеальным материалом для перманентной революции и прогресса. Но, если грамотно управлять негативным классом, вместо социальных потрясений можно добиться прогрессивной смены поколений и эпох.

Каковы же принципы этого «грамотного управления» молодежью? Ведь молодежные группы крайне неоднородны, отличаются образованием, происхождением и жизненными принципами.


^ Разнообразие видов


По отношению к будущему молодежь можно условно поделить на три основные группы:

Яппи. Это резервисты или карьеристы. Люди, которые знают, куда они пойдут, себя к этому готовят, и это хорошо. Это будущие юристы, чиновники, бизнесмены. Эту группу считают самой консервативной и положительной. Но это ошибка.

Хиппи. Это разного рода альтернативщики. Сильная социальная группа, в которой зарождается альтернативная музыка, искусство, альтернативные общественные движения типа «зеленых», новые идеи.

Маргиналы не имеют таких стартовых возможностей как Яппи, не настолько активны, как хиппи и отстают от них по факту. В Америке это негры, пуэрториканцы. У нас – дети провинциальных и бедных семей. И это - 80 процентов молодежи.

Если проводить осмысленную молодежную политику, она должна учитывать возможности для роста и развития всех трёх обозначенных групп. Карьеристы должны иметь траекторию движения и социальные лифты в существующих структурах. Более того, во всем мире механизмы роста и развития стали строить и для альтернативщиков. Их не переделывают под карьеристов, не уподобляют общепринятым стандартам, а создают альтернативные способы перехода во взрослую жизнь типа организаций «Гринпис» и проч. Это – мощный социальный ресурс нового. Будущий конфликт альтернативщиков с карьеристами являет собой битву будущего, из которой получится новый социальный продукт, новая форма жизни и отношений. Если развиваются одни карьеристы, происходит консервация, общество начинает тухнуть. Если много альтернативщиков – происходит революция. Для предотвращения этого и необходимы общественные организации, альтерглобалисты, зеленые и прочие группы которые видят жизнь по-другому, но имеют возможность участвовать в общем процессе.

Маргиналы как никто нуждается в построении социальных лифтов, возможностей «выйти в люди». Для этих целей идеально подходит армия, искусство, спорт, образование. Факт того, что молодой человек из провинциального городка может стать известным учёным, музыкантом, военачальником традиционно сдерживает политическую ситуацию. Активные маргиналы будут прилагать все усилия, чтобы прорваться на успешные позиции. Если этого не происходит, у молодежи растет апатия, маргинализм усугубляется провинциальностью и недовольством. Маргиналии идут не в баскетбол и науку, а в бригады или в магазин за водкой.

С нашей точки зрения, такой подход должен иметь место в молодёжной политике вообще. Тогда следующее поколение создаст новый мир – не консервативный и не взрывной, а динамично развивающийся. Мы считаем, что искусство создания таких комбинаций - это и есть молодежная политика. Пока же в России молодежь принято поправлять, поучать, вставлять «куда надо». Взрослая часть населения рассматривает молодежь как резервуар с мальками, откуда вырастут крепкие работящие кадры. В результате, кадров катастрофически не хватает на всех уровнях, а общественно-политическая жизнь настолько полна скуки и тоски, что даже объединение партии пенсионеров и Родины – значимое политическое событие.

Жившие во времена Перестройки наверняка понят скандальный документальный фильм «Легко ли быть молодым?». Наш ответ на этот вопрос – не легко и не трудно. Скучно!!!

Нет ничего удивительного, что даже самая продвинутая молодежь, заработав деньги, уходит в развлечения, бессмысленную, бесконечную тусовку. Именно об этом спорный, но показательный роман Сергея Минаева «Духлесс» (Имеется ввиду «бездуховные». Игра слов от английского Номеless – бездомные). А потом на неимоверно скучных круглых столах и симпозиумах так называемые «уважаемые мужи» удивляются, что в политике так мало молодежи, а та, что есть – жадна, цинична и просит много денег.


^ Внутренняя угроза


Но даже при таком подходе свободные, творческие, самостоятельные люди все равно будут становиться в жизни на ноги, прорастать буквально сквозь асфальт. Если не задать им перспектив, будет продолжаться тихая миграция, которая продолжается уже несколько десятилетий. Вместе с миграцией страна стремительно теряет потенциал для развития – авангард общественной жизни. Даже те, кто останется, будут выносить свой бизнес, свои мысли и даже тусовки – за границу. В России будет оставаться только то, что уже невозможно увезти. Эти люди не станут интересоваться общественно-политической жизнью страны, она им глубоко противна. Политику они считают грязным, бесполезным делом, общественную жизнь – скучной.

Бытует мнение, что Великая Отечественная война подорвала генофонд нации. Что в боях погибли лучшие – самые смелые, принципиальные, патриотичные. Но то, что происходит сейчас – намного страшнее. Война самим фактом своей угрозы заставляла народ рождать новых героев, способных противостоять врагу. Героизм и прочие качества воспитывались в процессе. Сейчас, будучи невостребованным, молодые патриоты либо эмигрирует, либо остывают.

Зато в среде массовой молодёжи растут протестные настроения. Те, кого передержали в кадровом резерве, станут обычными чинушами (точно такими же, как те, которые поместили их в резерв), а маргиналы рано или поздно устроят бунт в духе Степана Разина. Эта самая большая часть молодёжи становится все более агрессивной и неосмысленной, поэтому существующая молодежная политика готовит столкновение маргиналов и резервистов. Не исключено что потенциал молодых используют противники современной России. Молодежь Украины поддержала оранжевую революцию, не потому что любила западных политтехнологов и демотехников. А потому, что не желала жить при старых порядках Кучмы.

Повторимся, талантливые, адекватные и мыслящие молодые люди вопреки всему появляются в России. Они уезжают по грантам и стипендиям в западные вузы, но потом приезжают в Россию. Они хотят жить в этой стране и связывают с Россией своё будущее. Критическая масса их нарастает. Нами уже разработали проекты, направленные на включение молодёжи в общественно-политическую жизнь, на создание новых возможностей, к которым мы предлагаем подключиться российской власти. Именно предлагаем подключиться, потому что многие из них уже реализуются. Реализуются даже без участия ВПП «Единая Россия» и профильных министерств. Уникальный молодежный ресурс висит в воздухе и не используется для развития страны. В условиях, когда им не пользуется своя страна, им может воспользоваться чужая. Мы утверждаем, что это одна из самых серьезных угроз национальному суверенитету.


Кто мы?


Проект «Школа молодого лидера» был призван реализовать самую передовую конструкцию молодежи. То есть:

- обеспечить наличие всех трёх категорий молодых людей в проекте;

- организовать коммуникацию между ними;

- создать условия для их роста и продвижения.

ШМЛ не является школой в ее обыденном понимании. Этот термин вообще сильно дискредитирован нынешней системой образования (подробно читайте об этом в статье «Ужасы образовательного монстра» ). Нелепым учебным планом, архаичной программой, серыми преподавателями, бесполезными в повседневной жизни знаниями. Хотя планы у нас, конечно, были. Только личные, амбициозные. Были и оценки. Но ставили их нам не «кандидаты» и «доктора», а наши конкуренты, партнеры, коллеги. А если была программа – то не учебная, а программа собственного развития и движения.

Итак, мы не школьники. Не слушатели курсов повышения квалификации. Мы - участники общественного проекта, цель которого - формирование группы особых, редких нынче людей, которых интересует не только личный успех и персональный результат, но и подлинное содержание жизни, понимание происходящего в стране и мире в целом. Людей вменяемых, продвинутых, ориентированных на лучшие мировые достижения, на современность.

Раньше эти качества были присущи национальной аристократии. Но в современном мире аристократия уступает место динамичным элитам. В марте 2005 года организаторы проекта, собственно, и не скрывали, что их цель - сформировать новую национальную элиту. Станем ли мы ей – вопрос исторический, поскольку элиту невозможно «назначить» даже в самой тоталитарной стране. Назначить можно губернатора. Элитой - можно только стать.

Еще до участия в «Школе молодого лидера» мы были вполне успешными, состоявшимися в своих сферах деятельности людьми (бизнес, адвокатура, общественные организации, преподавательская деятельность). Разумеется, нам не нравились тупые начальники, вороватые чиновники, отсутствие необходимых для большого дела денег. Нам никто не мог объяснить, куда же движется наша страна. Зачем? И движется ли? Однако, во время проекта мы поняли, что начальники и чиновники - не наши противники. Все эти люди – заложники устаревшей схемы общества. И эту схему надо ломать. И если каждого по отдельности нас по-прежнему волнуют личные проблемы, то всех вместе - общие.

По сути, проект стал центром выделения таких людей. Те, кто хотел чему-то научится – на сегодняшнюю встречу не пришли. Здесь только те, кто хочет жить в России не по учебникам. Потому что общественному не учат. Оно случается по взаимному согласию свободных и активных людей. (Как общественное отличается от политического можно прочитать в статье про МСУ).

Это - проект новой реальности, в которой уже сейчас оформляется будущее страны. Что Россия сможет выставить в качестве конкурентной альтернативы? Какой образ собственной жизни? Что мы можем сказать миру? Дать ответ на эти базовые вопросы мы попытались уже сейчас. Потому что без них невозможна никакая реальная, конкурентная политика.


^ Что нам не нравится?


Общество, в котором мы родились и живем, устроено незамысловато: есть государство, есть политика и есть бизнес. Есть работа, труд, и это – главное. Есть учеба как подготовка к труду и профессии. Есть отдых, который обеспечивает восстановление после работы. В этом смысле наше общество ничем не отличаемся от рабовладельческого, где жизнь состояла из труда, отдыха и обучения. В этой схеме отсутствует главное – собственно сама человеческая жизнь. Жизнь, которая отличает свободного и самодеятельного человека от человека управляемого и подневольного.

Мы выступаем против отсутствия такой жизни! Такую жизнь мы считаем адекватной современности. Мы не хотим жить в мире одной профессии на всю жизнь. Одного труда и отдыха, в мире, где есть государство политика и труд, и ничего больше. Мы хотим жить в новом мире технологий коммуникаций, в открытом пространстве, полном разнообразных возможностей для движения и развития. Мы выступам против замкнутой схемы, на которой было построено прошлое тоталитарное, рабовладельческое государство, где рабами были буквально все – от крестьянина до секретаря ЦК. Мы хотим, чтобы Россия выигрывала в конкуренции с сильнейшими игроками в битве за мировой порядок, а не превращалась в провинцию мировой цивилизации.

Экспертами и комментаторами давно подмечена архаичная особенность российской жизни. «Советская матрица, - пишет, например, газета «Известия», - оставила в качестве работающих два полярных типа политики, и любая попытка создать нечто совершенно иное карается исключением из размеченной флажками реальности. Первый тип политического действия повсеместно реализуется «крепкими хозяйственниками», «эффективными менеджерами» и всякого рода «братками»… Второй тип – столь же распространенный – воплощается в жизнь дорвавшимися до СМИ кухонными интеллигентами, способными лишь на постоянное воспроизведение одних и тех же, еще советских клише».

Мы констатируем ещё один парадокс. Страна декларирует цель войти в совет директоров глобализованного человечества, а ее внутренняя жизнь продолжает идти по малоэффективным законам и технологиям тоталитарного государства с купированной общественно-политической жизнью. Общественные структуры по-прежнему создаются сверху, властью. Хотя по определению должны возникать как продукт общественной жизни. Отдельные деятели «Единой России» - почему-то считают себя новой КПСС. «Тени забытых предков» при молчаливом согласии общества продолжают считаться истеблишментом российской политики. Мы считаем несправедливым, что такие люди считаются лучшими представителями своего народа.

Общество попадает в современный мир технологий и коммуникаций. Но устаревшая конструкция жизни сохраняется до сих пор и пронизывает все важнейшие ее сферы. Мы против того, что отсутствует современное жилье, которое пытаются заменить строительством очередных трущоб. Мы не согласны с тем, что образование сведено к обучению профессии, оно не даёт путевки в жизнь, не делает человека конкурентоспособным. Армия не внушает чувства силы и защищенности, а мы хотим ей гордится. Мы против скучной, грустной, серой, замкнутой жизни, воспроизводства одного того же, которая досталась нам от тоталитарного государства, где даже писателей и художников назначали из партии.


^ Новые ориентиры


Сегодня в бедах России принято винить слабую экономику. Пора, наконец, прекратить эти бессмысленные заклинания. Это - не так. Очевидно, что Россия богатая страна, но нищета – бросается в глаза на каждом шагу. Экономика делается общественными усилиями, а не наоборот. Страны, не понимающие этих базовых правил – обречены. Такой сценарий нас не устраивает, потому что нам ясны ее последствия. А еще мы ясно и четко понимаем, чего хотим.

1. Мы хотим оставаться в мировых контекстах. А значит и система образования должна не содержать «лучшую в мире» учебную программу, а уметь адекватно меняться и готовить людей к выживанию в новом мире, а не к какой-то конкретной профессии.

2. Мы хотим быть сильным современным народом, который ориентируется не на отсталые националистические принципы, а на продвинуты социальные технологии.

3. Мы хотим, чтобы жилье означало не количество квадратных метров, а комфорт, мобильность и безопасность.

4. Мы хотим, чтобы ветхие, маргинальные и архаичные структуры не сковывали общественную жизнь, не позволяя общественной России двигаться вперед.

5. Мы хотим, чтобы российские профсоюзы были в состоянии сами решать вопросы между работниками и работодателями, как это делают эффективные профсоюзы во всем мире.

6. Мы хотим, чтобы наряду с государственным судом, действовала внесудебная система для свободных людей, а не для тех, кто даже для разборки с соседями вызывает участкового.

Жить по старому мы уже не сможем. Нас можно отрицать, не замечать, но жить так, как будто есть только политика и бизнес, как будто единственно чем можно заняться - это зарабатывать деньги, чтобы две недели в году восстанавливаться во время отпуска – мы не согласны. Мы хотим жить полной жизнью. Мы не резерв для уже фактически списанного на свалку истории общества, по законам которого по привычке еще живет российское государство.






4105593985498062.html
4105658690349348.html
4105709253853474.html
4105804114554104.html
4105928219838421.html