Б. С. Волков мотивы преступлений уголовно-правовое и социально-психологическое исследование - страница 21

^ § 2. Мотив и профилактика преступлений
Действующее советское уголовное и уголовпо-процессуальное
законодательство рассматривает организацию профилактической
работы как важнейшую задачу судебно-следственных, прокурорских органов и общественных организаций в борьбе с преступностью. Так, ст. 21 УПК РСФСР возлагает на органы дознания, следователя, прокурора и суд по каждому делу «выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и принимать

меры к их устранению. Аналогичное требование содержится также в ст. 140 УПК РСФСР.

Коммунистическая партия рассматривает предупреждение правонарушений как часть общей задачи по воспитанию советских
людей. В постановлении ЦК КПСС «Об улучшении работы по
охране правопорядка и усилении борьбы с правонарушениями»
намечены конкретные меры по улучшению профилактики правонарушений, усилению борьбы с преступными и другими антиобщественными проявлениями21. На необходимость дальнейшего
улучшения работы по охране правопорядка, укреплению социалистической законности, предупреждению правонарушений указано в решениях XXVI съезда КПСС.

Профилактика преступлений выступает не только как важное
звено в расследовании и рассмотрении конкретного преступления,
но и как конечная цель, завершающая деятельность государственных органов и общественных организаций, направленную на искоренение преступности. Она включает в себя целую систему взаимосвязанных мер, начиная от предотвращения преступлений и кончая устранением причин и условий, которые их вызывают. В каждом случае характер этих мер определяется спецификой преступления, обстоятельствами, характеризующими личность преступника, а также особенностью конкретных причин, послуживших исходными стимулами в антиобщественном поведении.

Установление конкретных причин, которые производят явление,— предварительное условие всякой профилактики, в чем бы
она ни выражалась. Вместе с тем применительно к социальной
сфере, в том числе и к объяснению антиобщественного поведения,— это наиболее трудный и сложный момент человеческой деятельности. Объяснение этому следует искать, прежде всего, в специфических условиях детерминированности социальных факторов вообще и противоправного поведения в частности. Детерминированность человеческого поведения покоится на совершенно иных
принципах, чем те, которые действуют в природе. «Подобно тому,—
пишет Б. Кедров,— как сами явления в природе, обществе и в
нашей собственной духовной жизни относятся к качественно различным уровням структурной организации материи, так и их закономерные связи, выражаемые понятием детерминизм, тоже, очевидно, не сводятся к какому-то одному типу закономерной связи, а представляют собой соответственно различные порядки, или уровни детерминированности явлений,— от простейших (физических и механических) — до сложнейших (социальных и психических) »23.

Особенность причинной обусловленности человеческого поведения заключается в том, что последнее выступает не просто как
следствие непосредственного воздействия многозначных внешних
обстоятельств и внутренних условий личности, а как результат
весьма сложного процесса, в котором роль и значение этих условий и обстоятельств далеко не одинаковы. Внешние обстоятельства, как бы они ни были значительными, сами по себе никогда

не рождают мотив поведения Для того, чтобы эти обстоятельства
приобрели характер мотива, они должны пройти через сознание
и волю лица, через внутренний строй его психики, составляющий
основу его личности, и найти свое непосредственное выражение в
волевом акте, посредством которого совершается общественно
опасное действие24. Волевой акт, таким образом, является тем
звеном, посредством которого соединяются причина и следствие,
антиобщественное поведение и конкретные обстоятельства, которые
непосредственно его вызывают и детерминируют. Однако этим далеко не исчерпывается проблема причинности человеческого поведения. Для этого необходимо определить механизм воздействия
факторов внешней среды на волю и сознание лица

Сложность решения проблемы причинной обусловленности преступления выражается также в том, что конкретные факторы внешней среды оказываю! воздействие на противоправное поведение
не только тогда, когда человек принимает решение, действовав,
а задолго до этого, в период развития и формирования личности.
Внутренние условия личности и составляющие их содержание
склонности, интересы и установки сами являются результатом
неодинаковых по времени и значению причинных связей и зависимостей между внешними обстоятельствами и индивидуальными свойствами личности. Однако только в конечной цепи причинной зависимости, в процессе совершения противоправного волевого акта наиболее четко проявляется механизм воздействия обстоятельств конкретной жизненной ситуации на поведение человека. В этом случае, как правильно отмечает А М. Яковлев, преступление выступает «как результат, конечный «продукт» определенного рода взаимодействия, имевшего место между личностью и окружающей его средой, той средой, в которой находят свое конкретное «осязаемое» воплощение факторы более общего, объективного характера» 2Б.

Волевой акт является результатом сложного и вместе с тем
противоречивого психологического процесса, во время которою
происходит оценка обстоятельств, сличение альтернативных возможностей, сопоставление возникшего намерения с внутренними
потребностями, представлениями и интересами и производится
окончательный выбор поведения. Ядром этого процесса является
мотивация, т. е. выбор из множества возможных побуждений какого-либо одного мотива, который больше всего соответствует намерениям и чувствам человека Именно мотив цементирует мысль
и волю, сознание и действие и служит той основной пружиной,
которая направляет волевой процесс, придавая ему определенное
содержание. Следовательно, чтобы установить причину антиобщественного поведения, прежде всего, нужно определить обстоятельства, которые сыграли решающую роль в выборе мотива и
цели этого поведения. В определении побуждающего начала и
заключено детерминистическое значение социальных и психофизических факторов на противоправное поведение человека. В этом смысле можно сказать, что причина преступления есть то, что

4порождает, производит мотив и цель преступления. Нет другого
такого момента в человеческом поведении, который бы так близко
стоял к источникам, питающим преступление. Мотив самым непосредственным образом указывает обстоятельства, сыгравшие решающую роль в антиобщественном поведении. Поэтому установление мотива и цели позволяет установить причину совершения преступления и, следовательно, наметить профилактические меры по его предупреждению 26.

Обстоятельства, вызывающие к жизни общественно опасное
деяние, не только чрезвычайно многочисленны, но и неодинаковы
как по своему содержанию, гак и в особенности по той роли, которую они играют в антиобщественном поведении.

В советской криминологической литературе обычно выделяются три группы обстоятельств, оказывающих воздействие на противоправное поведение: 1) обстоятельства, оказавшие неблагоприятное влияние на формирование личности; 2) поводы к совершению преступления; 3) обстоятельства, способствующие достижению преступного результата27. Совершенно очевидно, что в конкретном противоправном поведении названные обстоятельства выступают не изолированно, а во взаимодействии, находясь между собой в сложной зависимости и взаимообусловленности.

Причинность ни в одном явлении не исчерпывается лишь одним звеном причинно-следственной связи н тем более в явлениях
общественной жизни. Действие человека в любом его содержании
никогда не является результатом только каких-то одних факторов. Внутренние условия, какими бы они сами по себе значительными ни были, без конкретных условий не могут вызвать мотив
и породить общественно опасное намерение; точно так же внешние
обстоятельства не вызывают фатально антиобщественное поведение, если нет соответствующих внутренних условий. Обстоятельства конкретной жизненной ситуации и внутренние условия всегда
находятся во взаимодействии и характеризуются определенным
соотношением. Причем это соотношение всегда индивидуально,
своеобразно, можно сказать, неповторимо. Именно это своеобразие
внешних обстоятельств и внутренних условий, детерминирующих
волевой акт, и придает каждому случаю антиобщественного поведения особую специфичность. С другой стороны, в указанном
своеобразии этих отношений и заключено объяснение того, что
«одно и то же поведение» вызывается разными причинами, а разные причины порождают одинаковое поведение 28.

Вместе с тем исследование причинной обусловленности противоправного поведения не должно ограничиваться только констатацией взаимодействия, так как этим еще не раскрывается содержание данного отношения. «Только «взаимодействие»,— указывал В. И. Ленин,—пустота»29. Существенное значение в этом отношении имеет «требование посредства (связи)»30, т. е. Установление связи причинных отношений с другими явлениями и отношениями, которые они выражают и которые лежат в их основе. Например, для определения причин совершения корыстного преступления

достаточно одной констатации, что данное преступление являлось
проявлением антиобщественной установки лица в соответствующих условиях; для этого необходимо выяснить, из чего вытекала
эта установка, какие обстоятельства лежали в ее основании, что
сыграло решающую роль в ее формировании и т. д.

В детерминистической характеристике конкретного поведения
задача сводится к тому, чтобы выделить обстоятельства, имеющие
решающее значение в выборе намерения, играющие, так сказать,
роль причины антиобщественного поведения, и обстоятельства, не
определяющие поведение, а являющиеся условиями совершения
преступления. Каждое преступление специфично не только причинами, но и условиями.

В ряду причинных факторов ближе всего к антиобщественному поведению стоит повод к совершению преступления, т. е, те
обстоятельства, которые служат как бы непосредственным толчком к осуществлению возникшего намерения31. Повод имеется почти в каждом преступлении. Он выступает как существенный момент в причинной обусловленности антиобщественного поведения, на фоне которого отчетливо проявляется роль обстоятельств конкретной жизненной ситуации и внутренних условий в противоправном поведении. Вот почему исследование обстоятельств, способствовавших совершению преступления, обычно начинается с
установления непосредственного повода преступления. Вместе с тем было бы неправильно переоценивать значение непосредственного повода совершения преступления. Повод не имеет самостоятельного причиняющего значения32. Он, как удачно заметил В. Н. Кудрявцев, «только «развязывает» действие ранее существовавшей причины»33 и определяет, с каким обстоятельством связывает виновный свое поведение. Повод характеризует, главным образом, личность виновного, в частности мотивы и цели преступления, а также особенности темперамента и характера, индивидуальные склонности и интересы человека, наличие или отсутствие антиобщественных установок, взглядов, привычек и т. д.

Наибольшее детерминистическое значение в противоправном
поведении лица имеют условия неблагоприятного формирования
личности и внешние обстоятельства конкретной жизненной ситуации, под воздействием которых возникают антиобщественные мотивы и намерение совершить преступление. Именно в результате этих двух групп обстоятельств и рождается конкретный волевой акт, посредством которого совершается общественно опасное деяние.

Совершенно очевидно, что роль указанных обстоятельств в конкретном антиобщественном поведении не бывает одинаковой.
В одних случаях причина антиобщественного поведения заключена в личности, совершившей преступление, в условиях её неблагоприятного воспитания и формирования, в других — она коренится в обстоятельствах непосредственной ситуации, в которой было совершено преступление. Но любое преступление всегда выступает

как результат целого комплекса как внешних (объективных), так и внутренних (субъективных) обстоятельств.

Роль субъективных факторов в причинной обусловленности человеческого поведения не является пассивной. Процесс опосредования внешних обстоятельств внутренними условиями — это процесс, связанный реакцией на внешние обстоятельства, оценкой и сличением альтернативных возможностей, и поэтому всегда процесс своеобразный, индивидуальный. И совершенно очевидно, что выбор вариантов поведения зависит не только от силы воздействия
внешних обстоятельств и характера конкретной жизненной ситуации, но и, не в последнюю очередь, от особенностей личности, в частности от интеллектуальных и волевых особенностей, системы потребностей, склонностей, интересов, эмоционального состояния и т. д., т. е. качеств личности, являющихся как следствием среды и воспитания, так и личноврожденных свойств. Так, например, повышенная эмоциональная возбудимость, раздражительность, стремительность переживаний, с одной стороны, пониженная возбудимость, уравновешенность в поступках — с другой, могут по-разному определять действие социальных условий конкретной жизненной ситуации34. Преступление, как правильно отмечает А. Б. Сахаров, «не может быть оторвано и изолировано от человеческой психики, от особенностей интеллектуальной, эмоциональной, волевой сферы данного субъекта» 35. Внутренние условия, психологические особенности личности нельзя сбрасывать со счета в любом преступлении — даже тогда, когда оно возникает «исключительно» под влиянием обстоятельств внешней ситуации, например, в случае совершения преступления в состоянии сильного душевного волнения.

В плане определения детерминистического воздействия личностных особенностей на противоправное поведение и мотивацию немаловажное уголовно-правовое значение имеет установление физических и психических недостатков личности, особенно врожденных свойств психики. «Нельзя игнорировать тот очевидный факт,— пишет О. Е. Фрейеров,— что аффективно волевые аномалии и своеобразие мыслительной деятельности, имеющиеся у некоторых психически неполноценных личностей (вменяемых), могут снижать
сопротивляемость к соблазну, ослабляют контрольные механизмы
поведения, в какой-то мере сужают и ограничивают альтернативные возможности принятия решения и выбора действия в тех или
иных ситуациях».

Так, обследование подростков, находящихся в детских комнатах милиции в одном из районов города Москвы, показало, что
«подавляющее число подростков-правонарушителей (75%) росло
и воспитывалось в неблагоприятных условиях (алкоголизм в семье,
ссоры, аморальное поведение старших и т. д.), почти половина
правонарушителей имеет некоторые отклонения от нормы» 37.

В настоящее время в судебной практике стало больше уделяться внимания изучению патологических аномалий психики личности виновного. Вместе с тем в литературе совершенно правильно

подчеркивалось, что правовой аспект психических особенностей
личности предполагает рассмотрение психических аномалий не
изолированно, а в связи с другими свойствами личности и, в особенности, с учетом характера совершенного деяния и всех признаков состава преступления 33. Только при этом условии психические недостатки личности обвиняемого могут иметь уголовно-правовое значение.

Следует, однако, отметить, что патологические особенности
личности выступают не как причина преступности, а как факторы,
облегчающие «действие основной причины преступности — социальных условий»39. Вместе с тем, болезненное состояние психопатов, хотя и не исключает ни сознания, ни воли в их действиях, тем не менее, оно накладывает свой отпечаток па характер побуждений, выбор мотивов и совершенные на их основе общественно опасные действия.

Таким образом, чтобы установить действительные причины
преступления, нужно тщательно исследовать все обстоятельства
его совершения, в особенности обстоятельства, характеризующие
личность преступника и мотивы его поведения. Мотив, как было
показано выше,— это именно то звено в сложном механизме человеческого поведения, в котором наиболее ярко проявляется соотношение факторов внешней среды, воли и сознания лица, характер взаимодействия конкретной жизненной ситуации и личности.

С точки зрения непосредственной обусловленности мотивы совершения преступления отчетливо делятся на три группы: 1) мотивы, имеющие свое обоснование главным образом в неблагоприятных условиях формирования личности (хулиганские побуждения, ревность, мотивы религиозного характера и др.); 2) мотивы, возникающие как под влиянием неблагоприятных условий формирования личности, так и обстоятельств конкретной ситуации
(месть, корысть, злоба, ненависть и др.); 3) мотивы, обусловленные исключительно внешними обстоятельствами, характеризующими обстановку совершения преступления.

Данная классификация, разумеется, не исчерпывает всех форм
соотношения личности и обстоятельств конкретной жизненной ситуации в причинной обусловленности общественно опасного поведения, однако, на наш взгляд, она отражает наиболее характерные особенности этих отношений.

Особенностью первой группы мотивов является то, что они, как
правило, возникают при отсутствии или незначительности непосредственного повода; решающее значение в их возникновении играют обстоятельства, так сказать, внутреннего свойства, условия неблагоприятного нравственного формирования личности 40. К этой группе относятся, прежде всего, хулиганские побуждения.

Как было показано выше, особенность хулиганских побуждений заключается в том, что они не имеют вовне сколько-нибудь
существенной причины, которая бы определяла противоправное
поведение. В их основе всегда лежит разнузданный эгоизм и

обусловленное им стремление как-то проявить и показать себя, бросить вызов другим людям, обществу. В отмеченных особенностях
хулиганских побуждений, между прочим, и следует искать объяснение значения пьянства и детерминированности преступлений,

совершаемых по этим мотивам.

Хулиганские побуждения, хотя и формируются под воздействием непосредственной ситуации, в которой совершается преступление, однако эти обстоятельства выступают не в качестве причины,
а как условия, способствующие их проявлению. Решающее значение в их возникновении имеют индивидуальные свойства и особенности личности, возникшие под влиянием неблагоприятных условий жизни и воспитания.

Взаимозависимость хулиганского мотива и условий неблагоприятного формирования и воспитания личности хорошо прослеживается на примере преступлений против личности.

Судебная практика свидетельствует, что преступления против
личности, особенно тяжкие, из хулиганских побуждений совершаются, как правило, лицами, имеющими стойкую антиобщественную установку, неоднократно судимыми, отрицательно характеризующимися в быту и на производстве.

Разумеется, это не исключает возможности возникновения хулиганского мотива под влиянием непосредственной ситуации, когда
совершенное па его основе преступление выступает как непосредственная реакция на какое-то внешнее обстоятельство (например, совершение хулиганского поступка несовершеннолетним под влиянием взрослого). Однако для хулиганского мотива указанные случаи не являются характерными. По общему правилу, источником

хулиганского мотива выступают условия неблагоприятного формирования личности, на устранение и изменение которых и должна быть направлена профилактическая работа по предупреждению преступлений, совершаемых по этим мотивам. Наряду с общими социально-экономическими мероприятиями, направленными на повышение материального и культурного уровня советских людей, большое значение в этом отношении имеют меры по борьбе с пьянством, по устранению неблагоприятных условий семейного воспитания, улучшению деятельности общественных организаций (товарищеских судов, народных дружин и др.), а также государственных органов, охраняющих общественный порядок.

Условия неблагоприятного формирования личности лежат главным образом и в основе таких мотивов, как ревность, религиозные
побуждения, и других. И в этом случае преступление выступает
не как ответная реакция на «внешние раздражители», а как следствие укоренившихся взглядов и привычек.

Утверждение о том, что причина мотива и совершенного на
его основе преступления может быть заключена в условиях нравственного формирования личности, не выражает, конечно, стремления найти в характере человека психологическую предрасположенность к преступлению. Поведение человека, как было показано выше, не является только следствием его внутренних свойств

И особенностей, а всегда выступает как результат весьма сложного процесса взаимодействия внешних обстоятельств и внутренних
условий. По этому же принципу сложного взаимодействия, в котором внешние обстоятельства действуют через внутренние условия, осуществляется развитие и нравственное формирование личности. Вместе с тем одно несомненно, что личность всегда
индивидуальна и эта индивидуальность создается не только благодаря социальным условиям жизни и воспитания, но и врожденным свойствам и задаткам. Перенесение центра тяжести при объяснении человеческого поведения в какую-то одну сферу, например,
сферу социальных факторов или психофизических свойств личности по существу исключает избирательный характер поведения и
тем самым снимает вопрос о вменяемости и ответственности человека за свои действия.

Иное соотношение социальных и психических свойств мы наблюдаем в мотивах преступления второй группы. Эти мотивы характеризуются тем, что они не связаны исключительно с какими-
либо определенными факторами. Непосредственной причиной их
возникновения в равной мере могут быть как условия неблагоприятного формирования, так и обстоятельства, действовавшие в момент совершения преступления. Наиболее типичным примером
таких мотивов является месть.

Мотив мести чаще всего свидетельствует о наличии конфликтных ситуаций, предшествовавших совершению преступления, например, ссор, драк, различных неурядиц (не случайно, поэтому мотив мести именуется бытовым мотивом). Так, по данным изучения
практики Верховного Суда РСФСР за 1966 г. около 60% убийств
по мотивам мести совершено в обстановке, которой непосредственно предшествовали драка или ссора между виновным и потерпевшим.

В возникновении мести большую роль, несомненно, играют и
социально-психологические свойства и особенности личности. Мстительность всегда есть проявление известных черт характера, в
частности, эмоциональной возбудимости, обидчивости, злобливости
и т. д. Мстительные люди — это, прежде всего люди злобные, непомерно честолюбивые, злопамятные. Но личные мотивы в преступлениях, совершаемых из мести, чаще всего выступают как
условия, способствующие возникновению и формированию этого
мотива. Свое же конкретное содержание и направленность идея
мести получает главным образом от внешних обстоятельств, породивших обиду и являющихся непосредственной побудительной
причиной совершения преступления.

Отмеченное обстоятельство и определяет содержание профилактических мер по предупреждению преступлений из мести. Они, как показывает судебная практика, сводятся главным образом к
примирению враждующих сторон, устранению обстоятельств, на
почве которых произрастают бытовые неурядицы, ссоры, скандалы, неприязненные взаимоотношения и т. д. Большое значение в
искоренении этих преступлений имеет борьба с пьянством, на почве

которого чаще всего возникают ссоры, драки и другие конфликтные ситуации.

В отдельных случаях месть хотя и возникает в связи с какими то конкретными действиями, предшествовавшими преступлению, но свое происхождение имеет в других обстоятельствах, в частности в обстоятельствах, характеризующих личность преступника. Таково, например, содержание мести в убийствах, носящих характер родовой вражды. Поэтому в профилактике этих преступлений центр тяжести должен быть перенесен на усиление воспитательной и разъяснительной работы, на примирение кровников, на улучшение деятельности примирительных комиссий.

Точно так же было бы неправильно объяснять причину антиобщественного поведения внешними обстоятельствами и в тех случаях, когда преступление совершается в связи с выполнением по-
терпевшим своих служебных и общественных обязанностей (на-
пример, убийство, предусмотренное п. «в» ст. 102 и ст. 1912
УК РСФСР). И в этом случае причины преступления коренятся
главным образом в обстоятельствах, оказавших существенное влияние на неправильное формирование личности виновного, в отрицательных чертах его характера.

Большое сходство то с местью по характеру причинной обусловленности имеет корыстный мотив совершения преступления.

Корысть есть проявление эгоизма во взаимоотношениях между
людьми по поводу материальных благ. И по общему правилу,
подобное стремление является выражением индивидуальных
свойств личности, отрицательных черт его характера, возникших
под влиянием дурных условий. Вместе с тем, судебная практика
знает немало случаев, когда корыстные побуждения и совершенные на их основе преступления упираются в противоречия экономики, трудности материального характера, стесненное материальное положение и т. д. Согласно материалам обобщения судебной
практики о должностных преступлениях, совершенных в г. Казани
в 1963—1965 гг., корыстные побуждения при совершении таких
преступлений, как дача взятки составляют 30,8%, и в большинстве
случаев содержание корысти обусловлено стремлением улучшить
жилищные условия (получить прописку), устроиться на работу,
учебу и т. д. Стремление улучшить свое материальное положение,
обусловленное сложными обстоятельствами конкретной жизненной
ситуации, нередко является непосредственной причиной совершения хищения, злоупотребления властью или служебным положением и других корыстных преступлений. В соответствии с этим
первостепенное значение в установлении причин преступности и
профилактике корыстных преступлений приобретает установление
предметного содержания корысти, выявление конкретных целей,
достичь которых намеревалось лицо фактом совершения преступления. Преступления, вызванные стесненными материальными условиями, требуют иных мер профилактики, чем те, которые должны применяться в случаях, если подобное преступление

совершается, например, для приобретения денег на выпивку, из престижных соображений.

Преступления, совершаемые по мотивам первой и второй группы, обычно представляют большую общественную опасность, так
как их исполнителями в большинстве случаев выступают лица,
имеющие стойкую антиобщественную установку. Напротив, преступления, вызванные мотивами, относимыми нами в третью группу, большей частью совершаются лицами, не имеющими каких-
либо антиобщественных установок, стойких антиобщественных
взглядов и привычек. Не являясь непосредственным выражением
характеристических свойств и особенностей личности, эти мотивы
возникают исключительно под воздействием обстоятельств конкретной обстановки, в которой совершается общественно опасное
деяние. Сюда относятся, прежде всего, преступления, совершаемые
при превышении пределов необходимой обороны. Мотивы противоправного поведения в этом случае имеют чисто внешнее обоснование, можно сказать, «навязываются» виновному лицу Они не
имеют антисоциального содержания и преступление, совершенное
на их основе, выступает как непосредственная реакция на внешнее
раздражение. В действующем уголовном законодательстве такие
мотивы рассматриваются как обстоятельства, смягчающие ответственность (п. 6 ст. 33 Основ).

Таким образом, исследование мотивов антиобщественного поведения дает возможность конкретизировать обстоятельства, лежащие в основе преступления, а также условия, способствующие
его совершению, и в соответствии с этим наметить предупредительные меры по конкретному делу, рационально организовать общую
профилактическую работу по предупреждению преступности.

Вместе с тем, необходимо отметить, что с установлением мотива преступления не исчерпывается деятельность судебно-следственных органов по исследованию причин преступности. Мотив раскрывает механизм антиобщественного поведения и, следовательно, определяет лишь ближайшие источники, которые порождают волевой акт. Для установления же причин и условий, способствующих для совершению конкретного преступления, необходимо исследовать все обстоятельства, которые породили антиобщественное намерение и преступное действие. В этой связи большое значение приобретает, прежде всего, изучение обстоятельств, которые предшествовали преступлению или сопровождали его, в особенности обстоятельств, характеризующих личность преступника. Исследуя мотивы и личность преступника, можно понять процесс образования конкретной жизненной программы, поведения и выявить определенные социальные черты и психологические особенности, которые привели лицо па путь совершения преступления.


4100614784649335.html
4100897047585260.html
4101051459342629.html
4101133341417075.html
4101249357446653.html